Питомник Лабрадор Ретриверов, щенки лабрадора от известных производителей

 

 

 

 

 

 

 

SpyLOG Каталог сайтов – Лица сайтов Рунета. Обмен ссылками.

О нашем питомнике

Эта статья была написана 10 лет назад, когда я еще жила в Москве, были молоды мои первые суки, я работала, чтобы прокормить питомник… С тех пор изменилось … многое или почти ничего… Собак стало много больше, мы переехали на дачу, живем в дивном месте около водохранилища… Я не хожу на службу, но по-прежнему работаю, чтобы прокормить питомник. Разбогатеть на питомнике?- бред, питомник, в лучшем случае и редко, самоокупаем.. Собаки по-прежнему живут на диванах… Маша Бибаева стала Машей Сажиной, хэндлером хорошо известным в Англии, она растит дочку и работает начальником   отдела в большой фирме. Сын моей любимой Тутты год провел в Англии, сейчас его дети начали в выигрывать на выставках Великобритании.  Я в этом году сужу Чемпионат Шотландии.  В общем, жизнь идет, но мне так не хватает моих первых девочек-лабрадорш.

Официальная часть: Питомник зарегистрирован в РКФ и FCI в 1996 г. Поскольку первые собаки питомника были финскими, то и название возникло финское – “Тимантти” - “Алмаз”. Своим названием он обязан бывшей совладелице и одной из основательниц питомника Татьяне Хижной, которая в настоящее время живет в Финляндии и хотя формально перестала быть совладелицей питомника, продолжает нам помогать. Вообще питомнику очень везет на хороших людей и хотя, возможно, это и не интересно читателям, но например при издании книг, принято выражать благодарность тем, кто помог осуществить это издание, я же хотела бы перечислить людей, без которых питомника в теперешнем его виде просто не было бы, этих людей много и они очень разные, я очень благодарна им, потому что этот питомник - дело моей жизни.
Итак, в хронологическом порядке: Татьяна Хижная, Векку Бруун и его жена Туула Бруун, Наташа Ситниченко, Рауни Асламо, Рита Оксанен, Ханнеле Йокисилта, Реваз Ревазович Хомасуридзе, Педро Оливейра Да Сильва, Ирина Егорова – все эти люди, будучи сами одержимыми кинологами сделали все возможное, а иногда и невозможное, чтобы помочь мне. Но многое было бы невозможным, если бы мне не помогали люди, далекие от собаководства: сотрудники финского посольства в Москве – сколько раз я вбегала туда с криком: “У меня сука течет!” (спасибо за терпение, Алина Семеновна!), проводники поезда “Лев Толстой”- Москва-Хельсинки, таможенники и ветеринары погранпункта Торфяновка, сотрудники таможенной службы Шереметьево-2 и компании “Swissair” - спасибо им всем.
Поверьте, я не зря привожу этот список, потому что есть и другой – список людей, которые чаще сознательно, а иногда по халатности, сделали очень многое, чтобы питомника не было: оставим в покое коллег-собачников, каждый, кто варится в этой кухне, знает, что может быть всякое, я, пожалуй все-таки перечислю некоторых из тех, кто может встретиться на пути начинающих и опытных собаководов, чтобы вы представляли, с чем может столкнуться любой владелец собаки:
это и ветврач клиники на Цветном бульваре, сделавшая кардиограмму Иде (это был 95 год- ветклиники “Беладонна" еще не существовало) и сообщившая, что “в клапанах новообразования” – спустя месяц моих слез такую же по сути (но лучшую по исполнению) кардиограмму расшифровывал в Лахти один из ведущих финских ветеринаров-кардиологов, который удивленно уверял меня, что собаки здоровее Иды он просто не видел, а на прощание, не выдержав, тихо спросил, знают ли наши ветеринары, что собаки ходят на четырех ногах;
это и издатель собачьей литературы г-н Сушков, в своем первом издании изуродовавший компьютерной графикой Иду так, что было непонятно не только то, как такая собака может быть чемпионом, но и как такой урод вообще может жить, правда, после безумного, неприличного бабского визга, во время которого все мужчины РКФ быстро закрылись в своих комнатах, он решил сделать мне приятное и поместил Идину фотографию… на календарь выставок СКОРа , а внизу даже дал телефон владельца – только это был не мой телефон;
это и таможенно-багажная служба в аэропорту в Тбилиси, погрузившая клетки и боксы 30 собак вплотную друг к другу решетчатыми дверцами – в итоге я вынула из бокса младшую суку просто в шоке – она не откликалась, не шевелилась, а в машине упала мне на руки и замерла с остановившимся взглядом.
Перечитала это и подумала, насколько же больше было хорошего! Ведь Идино обследование в Финляндии организовали и оплатили мои заводчики, и среди издателей я встретила прекрасных, увлеченных профессионалов, и на самолетах летала бог знает куда в самых разных условиях: самые яркие воспоминания - самолет в Барнаул, набитый как сельский автобус в базарный день, собаки, лежащие в проходе, и идеальные ноги стюардесс – в черных колготках и (о ужас!) на шпильках, пробирающихся среди этого собачьего ковра, и ни одного слова недовольства – мне до сих пор кажется, что это были самые красивые стюардессы, которых я когда-либо встречала, - и совсем другая картина – самолет компании “Swissair”, дважды пришли ко мне сотрудники багажной службы – все в порядке, не волнуйтесь, мы оставили ему свет и предупредили экипаж, и в этом было больше чисто мужского сочувстия к яркой личности Кая, вынужденного лететь в грузовом отсеке, чем служебного рвения.
Как это выглядит - наш питомник это на самом деле питомник самых титулованных лабрадоров а России: в питомнике - 4 Интерчемпиона (5-й в оформлении – Saskian Fuchsia закрыла Чемпионат в Беларуси, теперь дело только за подтверждением), 9 Чемпионов России, 3 Чемпиона Финляндии, 6 Чемпионов Беларуси. За питомником числятся 15 лабрадоров и 2 голден ретривера, 2 таксы и один ирландский волкодав. За время существования питомник выпустил 6 пометов лабрадоров и один помет голденов.(Как давно это было - Интерчемпионов у нас уже десятки, из пород остались только лабрадоры и таксы, но не хочу менять текст - это тоже уже история)
Что же это на самом деле – а теперь, если Вы представили себе загородный дом с длинными рядами вольеров, я должна Вас разочаровать – у меня дома обычно живет только три собаки (а когда я очень устаю, то либо Ларри отправляется в гости к моим друзьям, либо Ида едет к моей маме). Вообще ни в Финляндии, ни в Швейцарии нет таких больших питомников, какими мы их себе представляем – все питомники лабрадоров чисто семейные – 3-5 собак. Одним из самых больших финских питомников считается питомник Rosanan Рауни Асламо – но и нем в три вольера, порядка 4-5 взрослых собак и помет какой-нибудь из сук, находящихся у нее в совладении. Огромные питомники – “собачьи фабрики”- появились во Франции, когда лабрадоры там вошли в моду, но если Вы хотите по-настоящему хорошую собаку, то избави Вас Бог покупать ее в таком месте. Собаки нашего питомника по тем или иным причинам находятся у меня в совладении – как правило, чисто формальном. Зачем это надо? - Будучи экспертом я не имею право выставлять на выставке собаку, мне не принадлежащую; если мы решим повязать кого-нибудь из сук за границей, я должна иметь право подписывать документы как владелец и т.д. Это либо собаки, которых я сама привозила (а значит и выбирала) из-за границы, либо собаки моего разведения, а значит, я в ответе за их шоу-карьеру, потомство. Нам уже многое удалось – прежде всего, мне удалось собрать вокруг своих лабрадоров людей, влюбленных в породу, доверяющих мне. Этих людей не так много, но и я не организатор по натуре, я не могла бы вести большой клуб – карьеру каждой из собак я планирую сама, пока все щенки питомника не пристроены, жизнь для меня останавливается. Я не благодарю этих людей за то, что они сделали для питомника – я благодарна им за то, что они стали моими друзьями и единомышленниками, и по сути уже с 97 года питомник не частный, а коллективный. И наши собаки – это наша общая гордость, у нас есть и еще одна гордость – наши хэндлеры: работу моей дочери помнят, вероятно, только те, кто видел в ринге Иду (но я все еще надеюсь, что она вернется к хэндлингу), а Машеньку Бибаеву, наверное, без преувеличения видела вся Россия – и успех ее заслужен - человека, более талантливого и работоспособного, я просто не встречала.
К чему мы стремимся - к тому же, к чему стремится любой питомник – создать свой тип – узнаваемый, признаваемый и стабильный. Стремятся к этому все, удается единицам, дело это долгое. Каким я вижу этот тип в лабрадорах – таким, как он описан в интервью эксперта FCI Michele de Saint Fuscien (вы можете прочитать его в ежегоднике Национального клуба за 99 год). Идеальный лабрадор с моей точки зрения – Palabrаs Blue Bayo, из того, что есть в России – простите за нескромность – Ида (хотя по современным меркам ей бы прибавить пару сантиметров роста- но не больше!). Я пока не решила, к чему мы стремимся в голденах - так случилось, что Татьяна Кулаченко привезла из одного из самых интересных французских питомников суку голдена и попросила меня помочь ее хозяевам адаптироваться в собачьем мире, а познакомившись с ними, я поняла – это наше: и собака, которой без всяких скидок мы можем гордиться, и хозяева. Пока у нас очень милые щенки: от дочери Николь я жду очень многого, как будет развиваться карьера ее сыновей при таком звездном отце зависит от их хозяев, но задатки у них многообещающие.
Мы всегда охотно общаемся с людьми, интересующимися нашими породами. Простите, если кто-то не может мне дозвониться – это действительно трудно, к тому же я работаю – питомник – это не бизнес, а образ жизни. Звоните, пишите, буду рада.
И немного личного: Я НЕНАВИЖУ ПРОДАВАТЬ ЩЕНКОВ. Поверьте, к этому странному для непосвященного человека заявлению присоединится минимум 60% собаководов – настоящих собаководов, тех кто разводит собак, а не размножает их. Я готова не спать из-за щенков ночами, убирать за ними, наблюдать их выходки, но продавать… В самом деле, когда они родились, они были размером с мою ладошку, я взяла их в руки, вытерла, прислушалась: как они дышат, как бьется сердечко; я и их мама – это весь мир для них, и вот я должна отдать их дальше в наш не очень-то благополучный мир, я должна сначала по телефону, потом за 15-20 минут личной встречи решить, какие они, люди, приехавшие за моим щенком, будут ли они его любить, не будут ли обижать, не сломают ли в нем личность.
Появлению почти каждого щенка в моем питомнике предшествует целая эпопея: последний помет лабрадоров я ждала четыре года – именно тогда, увидев на видеозаписи Pamillo Linett, я сказала себе, что очень хочу когда-нибудь получить щенка от этой сказочной суки, может быть внука, правнука, но хочу… Потом выяснилось,что мой шеф часто бывает в питомнике, где живет Pamillo, и я неуверенно сказала вслух, что очень хочу щенка. А спустя еще 2 года произошло чудо: я получила этого щенка. Невозможно рассказать, что для исполнения этой моей мечты сделали главные “собачьи люди” страны – если бы не Реваз Хомасуридзе, у меня этой собаки просто бы никогда не было, а что касается Е.Л.Ерусалимского, которого “добрая” молва так любит обвинять во всем на свете, то я до сих пор подозреваю, что за перевоз Ларри шеф заплатил свои деньги. А чтобы было совсем понятно – Ларри приехал в Россию через три недели после печально знаменитого августовского обвала доллара. Это история появления в России папы.
Мама тоже далась нам нелегко: на “Созвездии-96” ко мне подошла молодая пара: “Мы хотим щенка от Иды”. И они ждали щенка, мы перезванивались, Ида упорна рожала кобелей, ребята упорно хотели суку, я уговаривала посмотреть щенка в России, но как-то не складывалось. Тогда я решила – надо привозить суку из Финляндии. И как на грех Идина сестра в Финляндии остается пустой, Рауни Асламо, у которой мы просим щенка, обещает, но потом выясняется, что у щенка проблемы с зубами, от каких-то вариантов отказались еще в Москве. А я уже уперлась – не уеду из Финляндии, пока не найду щенка. И тогда не очень уверенно мой заводчик Векку Бруун говорит, что есть щенки в питомнике Saskian, но они очень маленькие, спрашиваю, каких кровей – и сердце замирает, я видела щенков подобной комбинации и это было совсем неплохо. Умоляю своих заводчиков – позвоните. Неохотно соглашаются, разговаривают, кладут трубку – качают головой – не вариант – перебиваю: “Понимаю – четвертый выбор”. Хозяйка дома, смеясь: ”Ну вот, я же говорила, что Таня понимает по-фински”, - и уже серьезно- “ Из этого помета первую суку они берут себе, вторую оставляют как-бы в питомнике, но у своих соседей, третья обещана в Данию, ничего хорошего ты оттуда не получишь”. Я, забыв обо всех приличиях, – я хочу их посмотреть! Мне с финской рассудительностью 30 минут объясняют, что таких маленьких щенков не смотрят, что это неприлично и т.д. Короче, через час, купив торт, мы ехали по бесконечным полям, ища питомник, а взгляд Туулы Бруун, все еще был полон осуждения, несмотря на все мои извинения. Приезжаем – двухнедельные щенки, только что открылись глаза, с российской точки зрения - некрупные, но удивительно ровные, активные. Мы с Векку возимся со щенками на полу, Туула ведет с хозяйкой светскую беседу. Должна признаться, что будучи, смею надеяться, неплохим переводчиком на французский, имея опубликованные переводы с чешского, одолеть английский разговорный не могу – наверное, слишком поздно начала и голова все время забита, поэтому на свете есть только один человек, который понимает мою тарабарщину – это жена моего заводчика Туула Бруун (поясню – Вели-Матти (или Векку) Бруун –заводчик - владелец матери моей первой и самой главной собаки – Playmaker’s Cherry Pie (Иды) – и как я всем объясняю мой самый близкий собачий родственник в Финляндии). И вот поднимаясь с пола, ловлю взгляд Туулы и спрашиваю, когда отдавать деньги за щенка. Туула взрывается (насколько это возможно для финки) – это невозможно! – Четвертый выбор! Смотрю умоляюще на Векку, который абсолютно не понимает, когда я говорю, но когда речь идет о собаках, поймет меня, даже если я заговорю по-китайски. Он улыбается, кивает, мы садимся пить кофе, и мои Брууны начинают плотную атаку на хозяев питомника: как эпическую поэму расказывали, какие титулы у Иды, как ездил в Москву Gallybob Quigley, в какой форме вернулся, сколько платили за его аренду (а ведь и правда, достойно эпического сказа), что уже выиграл Rosanan Templar, которого Рауни держала специально для того, чтобы его забрала только я, какие выставки я судила, какие подарки привозила и т.д. Кофе мы пили 2 часа, а через полтора месяца Векку приехал и лично выбрал (по второму (!) выбору), а моя приятельница, которая только что вышла замуж за финна (абсолютно не-собачника), забрала к себе домой маленькую, бесстрашную и активную Аську, которая еще три дня переустраивала по-своему благопристойный финский дом. (Муж моей подруги тогда и не подозревал, что это только начало – а сейчас уже вполне привык и, услышав, что к Татьяне едут очередные русские приятельницы, с философским спокойствием спрашивает: “И сколько у нас в доме теперь будет собак?”) Что касается Saskian Fuchsii (или Асеньки, а иногда Аськи), то -хотела написать “ я не промахнулась” - нет, тут совсем другое, - я рассчитывала получить типичную “Розанановскую” собаку - ладную, раннего созревания, небольшую, но имеющую недостатки своего типа – такими, кстати, и получились все ее сестры. А Векку выбрал Аську – единственного щенка, пошедшего в отца Tweedledum Steamy Windows - крупную, позднюю, с роскошной, абсолютно отцовской головой. Несмотря на все ее титулы, я считаю, что она до сих пор еще не достигла пика формы, но я знаю, что получила собаку гораздо интереснее, чем рассчитывала и связываю с ней определенные надежды.
Кстати, этой осенью в одном из московских питомников продавался “помет заграничной вязки, уникальных кровей” … от Аськиного отца. Будучи по природе нелюбопытной, я узнала об этом последней и чуть не упала со стула, оценив эту “уникальность”, кроме того бывают кобели, которые дают в себя всех щенков, а здесь, как мы видим, не тот случай.
Как вы, наверное, поняли, я очень люблю покупать щенков и … см.начало. Мне просто кажется, что каждый человек, который собирается купить собаку, должен постараться что-то узнать о породе, о ее лучших представителях, посмотреть сам, подумать. И надо сказать, мне везет на таких людей, а, может быть, я просто не умею разговаривать с другими. Сейчас у меня в питомнике два помета: лабрадоры и голдены, не у меня – у моих друзей, поэтому изо всех сил стараюсь разговаривать, уговаривать, объяснять – когда щенки сидят у меня в доме, отношусь к этому спокойнее, жду “своих” покупателей. Телефон звонит почти непрерывно:
Межгород, дама капризнам голосом –Насчет щенков, коричневого лабрадора или голдена, сколько стоит? Ни кто родители, ни какие щенки… Понимаю - нужно престижное украшение богатого дома, внутренне обругав себя последними словами – она же может купить и дорого, ребята устали и деньги бы им не помешали, вежливо называю цену, но заставить себя задержать ее внимание, расхваливать родителей, уговаривать, что это “лучший помет в мире, второй в Европе” – не могу. Я же видела моих голденов три дня назад – они такие смешные, пушистые, застенчивые и забавные – им так нужно, чтобы их любили. А будут ли их любить здесь? – Не верится, контакта не получилось.
Москва, интеллигентный голос. У меня собака из Вашего клуба, 2 кобеля от нее проданы в Лабытнанги, звонят хозяева, хотят еще и девочку, но обязательно, чтобы охотница и за 200$. Сдуру вступаю в дискуссию – Вы же понимаете, что даже при охотнице-маме дочь совсем не обязательно будет хорошо охотиться, насколько я помню, ваша сука не такая уж охотничья собака. – Возмущенный ответ – Нет, она прекрасно охотится, и сын у нее замечательный охотник, - и чтобы окончательно доказать свою правоту – а вот брат у него (однопометник) ну совсем не охотник!!! Хорошо, проглотили охотничью тему, вернулись к цене – да, узнавала две недели назад, просили из Барнаула, есть помет, где можно взять суку за такую цену. Нет, им нужно не сейчас, а потом, оттуда далеко и долго ехать, потом, когда они приедут, будут такие щенки? Когда? Ну, не знаю, когда они приедут. Но ведь надо сначала договориться, а потом ехать за щенком. Нет, Вы можете мне обещать, что когда они приедут, будут такие щенки?! Разгулявшееся воображение рисует картину – юрты лабытнанских охотников, раскинутые вокруг моего дома в ожидании такого щенка. Честно говорю – обещать не могу.
А вот радость – звонит мужчина. Провинция, инструктор МЧС – Помните, я просил собаку подешевле, я посоветовался с теми, кто Вас знает, я лучше возьму попозже, накоплю, но возьму у Вас. Боже, как приятно! Сама себя одергиваю – чему ты радуешься, это же не на диван собаку выбрать, это же МЧС – ему нужно будет и темперамент сответствующий подобрать, это серьезно. Ладно, придется подумать, присмотреться, найдем что-нибудь.
Звонок явно из автомата. С вокзала? Застенчивый голос пожилого мужчины: мне оставили взрослого лабрадора … мнется… Знаете, он пытается меня вязать – Не разрешайте! – Но ему же надо, а как сделать, чтобы он был удовлетворен? Все!!! К психиатру! Мягко пытаюсь объяснить, что этого делать не надо, дядечка расстается со мной в уверенности, что я садистка и мужененавистница.
Звонит девушка. – Мы были на выставке, нам дали Ваш телефон и сказали, что Вы объясните, как кормить нашу полуторогодовалую собаку. Думая о радостных обжорах лабрадорах и обворожительно застенчиво-капризных голденах, спрашиваю – какая порода? – Боксер!!! -???!!! – Девушка, я не занимаюсь боксерами, у них очень специфическое пищеварение! – Ну скажите, что Вам трудно… он такой вялый. Вам надо к ветеринару! Ну расскажи-и-ите…
Телефон что-ли отключить? Но у моих друзей сидят щенки, я несколько лет планировала, как сделать, чтобы они были как можно ближе к идеалу, и ведь где-то ходит на каждого щенка свой, судьбой предназначенный покупатель.